• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Книги (список заголовков)
01:49 

Lost in Austin. Возмущение и спойлеры

Твоя жизнь -- это как роман: и от автора зависит, какой у него будет сюжет -- интересный или так себе. (с)
У меня культурный шок. Огромный. Способилась посмотреть сериал-не сериал, всего-то четыре серии Lost in Austin. Остин в моде, в последнее время что-то даже слишком сильно. слишком сильно для того, чтобы снимать низкопробные мэрисьюшные фики. Помнится, за такое на Зеленом форуме только что на ленты не резали.
Не очень хорошо образованная, не очень умная, дурно воспитанная англичанка попадает классическим образом через дверь в ванной в дом Беннетов, меняется с Элизабет местами. И понеслось, говорит невпопад, делает глупости, весь фильм бегает с современной прической, как положено влюбляется в Дарси, пытается жизнь других людей втиснуть в сюжет. Как и в классическом фике её ляпы мало замечают, принимают за эксцентричность, приглашают на балы, в неё влюбляются. И в сюжете все идет вверх дном: Джейн выходит за Коллинза, Лидия сбегает с Бингли, который оказывается пьяницей, мисс Бингли "трогают сапфические струны", Уикхем не так уж и плох.
Смотреть осторожно и вазу для яда держать рядом. Потому что мистера Дарси заставят купаться в пруду, Пемберли снимали, кажется, там же, Мэри-Сью, она же Аманда Дарси, думает, что Псалтырь -это "что-то для сэндвичей", а Шарлотта Лукас уезжает в Африку миссионером. На экране такое количество ляпов и несостыковок, что станосится местами стдно за съемочну команду.



@темы: Девичье, Книги

18:37 

Твоя жизнь -- это как роман: и от автора зависит, какой у него будет сюжет -- интересный или так себе. (с)
У вас есть краеугольные книги? А Индия Духа? У меня они появились одновременно. Помните в эпилоге "Трех мушкетеров" об Атосе говорится "он тоже оставил службу под тем предлогом, что
получил небольшое наследство в Руссильоне". Я долго искала Руссильон в большом географическом атласе, выяснив, что он находится на юге, нашла соседние Прованс и Лангедок, и пошла в библиотеку искать описания этих мест. Открыв большой журнал о Франции, увидев поля лаванды в горах, останки замков, улочки Грасса, долину Роны, я отчетливо и неимоверно ярко поняла, что попала домой. С этого момента Прованс то и дело возникал в моей жизни, манил, но никогда не подпускал близко, передавая вести: пучок сухой провансальской лаванды, оставшееся невыполненным обещание посмотреть, как цветет миндаль в Провансе, книги и фильмы, запахи провансальских трав, лавандовый мед. Три дня назад была еще одна весточка.

На прилавке любимого книжного я видела вот такую книгу Питер Мейл "Год в Провансе". Вы бы смогли отказаться от том, как может воплотиться ваша мечта? Я - нет.

Давно, очень давно я не держала в руках такой вкусной, остроумной и очень доброй книги. Она пронизана солнцем, восхищением очень противоречивым и медленным краем, любовью к каждодневной жизни, гастрономическим подробностями, насмешками над прижимистыми соседями, французским фанфаронством соседствуют с описаниями виноградников и трюфелей, молодого вина и традиционного воскресного ланча.

Это больше, чем записки путешественника или гурмана, это попытка познать новый мир, устроенные по иным законам, вписывающимся в смену сезонов, ритмы ветра и солнца.

Книга написана настолько тепло, вдохновенно и живо, что передать это моим языком невозможно. Это надо читать, а еще лучше пробовать, нюхать и видеть.


@темы: Книги, Я

13:46 

Твоя жизнь -- это как роман: и от автора зависит, какой у него будет сюжет -- интересный или так себе. (с)
Вчера меня натолкнули на неожиданную мысль, в продолжение моей старой заметки о возрасте матери Джульетты. Дочь наших знакомых проходит стадию запойного чтения романов и вчера скачивала у меня иллюстрации к Дюма, Саббатини, словари к Бенцонни и генеалогические таблицы европейской знати, ребенок читает основательно и с подробностями.

Чтение романов, такой грех, в котором не всегда можно сознаться в беседе, легче сказать, что у тебя была пара случайных любовников, чем то, что во втором ряду за томами с умными названиями у тебя стоит беллетристика в хорошем переплете. Или она из моды вышла, или она стала атрибутом возраста, не знаю. Но поговорить о Скарамуше или графе де Бюсси получается очень редко. Вчера был такой редкий шанс. О дамах, дуэлях, платьях и интригах, об ошибках и благородстве, мы судим героев любимых книг как будто они мудрецы с веками за спиной, а не живые, молодые люди, движимые тем же порывами и страстями, что и мы. Отдаем ли мы себе отчет в том, что Анастасии Ягужинской, которую всегда осуждаем за малодушие на допросе неполных 18 лет, и она балованная недавно выезжающая девушка, если представить, что сейчас она бы сидела за партой первого курса ВУЗа и носила бы легинсы с футболкой?
Королеве Марго в начале романа 19, а в конце 21? Генриху Наваррскому столько же.
Графу де Бюсси, кажется, нет 30.
И этот список будет очень долгим.
Герои всегда, или почти всегда моложе наших представлений о них, и думают они чаще всего так, как это делали бы люди своего возраста. Интересно есть какой-нибудь коэффициент взросления в зависимости от исторического периода, учитывающий длительность периодов детства, юности, смены поколений?
И тогда какой наш психологический возраст был бы в разные века?

@темы: История, Книги, Мысли вслух

18:33 

Автор, которому принадлежит мое сердце.

Твоя жизнь -- это как роман: и от автора зависит, какой у него будет сюжет -- интересный или так себе. (с)
Её книги для меня - лучшее лекарство от тоски и резких проявлений феминизма.


Французская писательница Жюльетта Бенцони родилась в 1940 году в Париже. С детства увлекалась романами Александра Дюма. В 1964 году она выпустила свой дебютный роман, ставший первым в серии романов "Катрин" и принесший ей успех и известность. С тех пор Бенцони опубликовала свыше 60 историко-приключенческих и любовных романов, объединенных в ряд циклов: "Флорентийка", "Тринадцать ветров", "Констанция", "Марианна", "Моргана", "Кречет", "Хромой из Варшавы" и др. При создании своих произведений, в какой бы исторический период ни происходило бы их действие, автор опирается на документы и реальную историческую канву. Жюльетта Бенцони входит в число самых читаемых авторов Франции, а ее романы вышли более чем двадцати странах тиражом свыше пятидесяти миллионов.

@темы: Для памяти, Книги, Мысли вслух, Я

Заметки Sophiko

главная